Сказка про последнего ангела, Андрей Могучий, Театр Наций

По интонации это продолжение Губернатора. По настроению – форестгамп и полёт над гнездом кукушки. Три богатыря прямо из психбольницы без документов, но с тумбочкой, отправляются на поиски красавицы Оксаны. Могучий передаёт привет 90-м, а мы видим реальность глазами героя, в данном случае с особым сверхнаивным восприятием. Там снегурочка в кокошнике выплывает из берёз, курица несёт яйца былинных размеров, богатыри, медведи, нечисть, волшебные перчатки. Но это не сказка. Похоже, в нашей жизни нет места сказке, как тому последнему ангелу на земле.

Кому нравится смотреть на артистов – можно идти прям на одну Ахеджакову, нигде такой больше нет! Братья Рассомахины («Кухня», «Кеды»), Глеб Пускепалис (Женовач и Хлебников), Виктория Мирошниченко («Дылда»), Анна Галинова («Конная полиция»), Муся Тотбибадзе (Олег Глушков) и остальные – очень точный ансамбль. Художник Мария Трегубова добавляет в Могучего немного «крымовщины», но тот будто превращает это в цитирование, нисколько не комплексуя.

Четырёхчасовое гипнотическое действо перегружено смыслами и деталями. И копаться в них после спектакля уже нет сил. Но важно то, что происходит здесь и сейчас. Желания уйти не возникает, и Могучий в театре Наций смотрится свежо и убедительно.

Женщина-змея, Театр на Малой Бронной

Комедия дель арте Карло Гоцци в постановке Олега Долина. Кто смотрел Зобеиду в РАМТе – то же самое, но в помещении и с другим сюжетом. Фея влюбляется в смертного принца и превращается в змею, расколдовываясь обратно поцелуем, а вокруг кипят карнавальные итальянские страсти. Здесь история насыщена событиями и семейно-любовной лирикой.

Надо понимать, что это очень своеобразная театральная форма: площадной театр, фарс на грани кривляния, некрасивые маски из папье-маше и огромная бумажная бутафория. Одних это страшно веселит, других – вот прям раздражает. Такой средневековый итальянский юмор с московским аканьем. Оставляет ощущение праздника, но точно не «для семейного выхода», тем более с маленькими детьми.



Иранская конференция, театр Наций

Если вы не любите читать или не имеете возможности скачать с сайта Любимовки пьесу Ивана Вырыпаева «Иранская конференция», то купите за 12 тыщ билет в Театр Наций. Там за вас это сделали Виктор Рыжаков, Евгений Миронов, Игорь Верник, Ингеборга Дапкунайте, Ксения Раппопорт, Вениамин Смехов, Нелли Уварова, Виталий Кищенко и другие. Текст хороший, а спектакль нет. Особенно раздражали видеопроекции.

Мюзикл Максима Дунаевского "Алые Паруса"

Максим Дунаевский под волшебной силой вдохновения написал музыку для мюзикла Алые паруса за три дня. Первая постановка уже десять лет идёт в РАМТе и в 16 регионах России. Пережив несколько редакций, в 2019 году мюзикл вышел в оригинальной версии режиссёра Светланы Горшковой на сцене КЦ Москвич.

Мало кто помнит повесть Грина. Ведь она не совсем о восторженной девочке на берегу. Грин писал её после чудом пережитого тифа в бараке голодающего Петрограда. Она о бесконечной непоколебимой вере, о духовной силе человека, о природе любви.

Либретто и слова песен написали Михаил Бартенев и Андрей Усачёв – пожалуй, самые известные современные писатели для детей и юношества. Некоторые моменты я не поняла: историю смерти Меннерса, изнасилования матери Ассоль и финального приплытия Грэя. В остальном события развиваются стремительно, интрига сохраняется в каждой сцене.

Это спектакль не детский, он для подростков и о подростках. И играют в нём тоже подростки с прекрасными голосами. Хорошая непосредственная София Фанта в роли маленькой Ассоли. Её голосок устоял даже под мощным напором Сергея Ли (старец Эгль), который местами пытался её перекрыть громкостью. Иван Коряковский обаятельно исполняет роль раскаявшегося злодея Меннерса и тот получается самым привлекательным персонажем истории. Роль подросшей Ассоль трепетно исполняет Мария Иващенко («Молодёжка»), героиню играть всегда сложно, а тут она практически всё время на сцене. Образ папы (Андрей Школдыченко) несколько нерешительный, но вполне соответствует происходящему.

Поют много, долго и хорошо. И работа педагога по вокалу Натальи Дзусовой мастерская и бережная к Дунаевскому. Акробатический ансамбль интересно украсил хореографию Елены Богданович.
Мюзикл надолго не выходит из памяти. Наверное, потому, что Светлана Горшкова ведёт со школьниками очень честный и прямой диалог. Да, на свете есть смерть, гадкие люди, травля, холодный расчёт и жизнь не всегда справедлива. Но важно стоять на своём под всеми ветрами и верить, что обязательно на горизонте появятся паруса.
Collapse ): Collapse ), Collapse ), Collapse ), Collapse )
Благодарности: moskva_lublu и pamsik

Питер Пэн, Алексей Франдетти, МОГТЮЗ

Эпичный мюзикл о подростках на грани детства и взрослости. Они играют в войнушку и погибают от взрывов, забывают о родителях и остро нуждаются в них. Они учатся сами принимать решения и выбирать между добром и злом. В спектакле участвует главный волынщик России Владимир Лазерсон, и это прям круто!
В суровой реальности военного госпиталя рождается фантазия о летающем мальчишке и о том, как не хочется взрослеть, ведь гораздо лучше героически сражаться с пиратами на стороне индейцев…

Музыка в основном Игоря Ефремова и в основном из одноимённого фильма Леонида Нечаева 1987 года. Она как мостик к традиционным ценностям взаимоотношения поколений и, конечно, очень мелодична. Подана аккуратно, никто не орёт в микрофон. Скорее даже наоборот. В спектакле заняты слабослышащие артисты театра «Недослов». Особенно трогательно это обыграно в образе феечки Динь (Елена Щелкунова), она разговаривает «на языке фей»: с Питером – жестами, а зрители слышат только нежный колокольчик.

Получился уверенный, слаженный и целостный мюзикл для 8+.


Соцсети театра: Collapse ), Collapse ), Collapse )

Благодарности moskva_lublu и pamsik

Бесы, Мастерская Брусникина, Боярские палаты СТД

Очень интересное по форме и совершенно невнятное по содержанию двухчасовое высказывание повзрослевших брусникинцев. В первом зале Боярских палат СТД артисты играют живую музыку, ходят между зрителями и говорят из толпы. Во втором зале - сидячие места и традиционный надрывный театр, в котором много кричат и шумят. В третьей части актёры исполняют на улице музыкальные номера. По отдельности это прекрасная работа с пространством, светом, звуком и актёрским талантом. Но в один целый спектакль для меня всё это, к сожалению, не сложилось.

Школа для дураков, Ю.Погребничко, Около дома Станиславского

Театр Около дома Станиславского – это всегда заповедная встреча с прошлым. Не скучная, лиричная и трогательная. Встреча с бабушкой, старинными друзьями, собой в отрочестве – с теми, кого сейчас уже нет, а так хочется.
Это собственная старомодная и доверительная манера исполнения, костюмы из пыльного сундука, атрибуты из пионерского детства, музыка с танцплощадки.
Это способ остановиться на бегу и умиротвориться в самом центре Москвы.
Так можно говорить о каждом спектакле Погребничко. Я вот сходила на Школу для дураков.

Пограничное состояние, Практика

Режиссёр Квятковский расширяет возможности вербатима, разложив пространство на речь и картинку. На экране – актёры в образе реальных людей, без звука. На сцене – эти же актёры озвучивают свои роли в микрофон.
Это картинки из жизни простых людей, живущих в пограничных Ивангороде и Нарве. Их невероятно точно и от этого смешно разыгрывают артисты «брусникинцы». Граница может разделить города и семьи, но не людей, внутри которых граница тоже весьма условная. А мост «Дружба» парит над прошлым и настоящим, амбициями и упущенными возможностями, тревогой и надеждой.


Фото с сайта театра

Добрый человек из Сезуана, Ю.Бутусов

Вот вы когда-нибудь встречали хейтера режиссёра Бутусова? Я ни разу. Его фигура мирит традиционный театр с современным, Москву с Петербургом, молодых с не очень. Спектакли длятся много часов, они сложные по форме и содержанию. Как правило, в конце аплодируют стоя и надолго становятся заложниками музыкального сопровождения.

«Добрый человек из Сызуани» идёт в театре Пушкина уже седьмой сезон, не теряя актуальности. Хрупкая проститутка Шен Те – единственный добрый и безотказный человек в городе. Этим пользуются все, кому не лень, и скоро девушка остаётся без дома, бизнеса и мужа. Пытаясь спасти положение, она переодевается в циничного «брата»…

Формально Бутусов следует за эпическим театром Брехта: рушит стену со зрителем, выводит музыку и абсурд на первый план, создаёт условные декорации, надписи на заднике. Но в героях прочно живёт Станиславский – они маются, каются и ведут душераздирающий внутренний монолог. На этом стыке и рождается электрический заряд его искусства.

Бутусов не заигрывает со зрителем, он рубит. Дикие отчаянные танцы, рваный темпоритм, громкие зонги на немецком и тихие паузы на русском. Под стать ему работает актриса Александра Урсуляк. Она хрупкая и мощная, женская и мужская, лиричная и грубая одновременно. Её ждёшь на сцене, хочешь рассматривать, слышать и понимать. В конце её зонг переходит в рэп и резко обрывается криком о помощи.

Невозможно не говорить о музыке. Ансамбль Игоря Горского работает на сцене вместе с героями и отдельно от них. Музыка напоминает такой попсово-мелодичный джаз и ужасно приставуча. Она и составляет основную картинку спектакля. «Двоюродный брат, татам, татам…»

Дядя Ваня, С.Брауншвейг, Театр Наций

Если Театр для вас Храм искусства с приятной публикой, шампанским и хорошими артистами по Станиславскому, смело идите на Дядю Ваню. Здесь вас встретят Лиза Боярская, Виктор Вержбицкий, Евгений Миронов, Анатолий Белый. Режиссёр, худрук парижского «Одеона» впервые ставит в России. Идите!
Это самая что ни на есть традиционная классика, она без всяких ракурсов дословно иллюстрирует пьесу Чехова. Мысль о работе обыграна в разных смыслах. Скучная провинциальная тоска подробно представлена в декорациях. В бассейне с водой плещется Вержбицкий, на переднем плане Боярская целуется с Белым. Красота. У одной зрительницы «аж голова куда-то улетела», она так говорила подруге.

Фото с сайта театра